Перейти на старый сайт Ассоциации юристов России
×
Ваш город:
Новости

Система спортивного правосудия. Право в спорте

САS признал собранные в отношении 28 российских атлетов доказательства недостаточными. Согласившись с обвинениями в адрес 11 спортсменов, суд постановил отменить их пожизненную дисквалификацию и ограничиться запретом на участие в предстоящей Олимпиаде в Пхенчхане.

Однако комиссия Международного олимпийского комитета (МОК) по вопросам участия российских атлетов в Играх в Корее отказалась пригласить 13 спортсменов и двух тренеров из РФ из списка оправданных САS.

Как отмечается в сообщении организации, комиссия по вопросам участия спортсменов была организована не для установления фактов нарушения антидопинговых правил, а для проверки спортсменов на «чистоту» перед играми. По утверждению комиссии, решения САS не рассеяли подозрений в отношении спортсменов.

Предложения реформ

Президент МОК Томас Бах заявил, что решение САS по 28 российским спортсменам доказывает, что его структура нуждается в реформе.

Интересно, что два месяца назад, задолго до рассмотрения иска россиян, вопрос реформы САS уже поднимался, в т.ч. и отечественными специалистами. В частности, с критикой спортивного арбитража выступила начальник управления международного сотрудничества МГЮА имени О.Е. Кутафина Ксения Машкова

«В области спортивного права часто возникает конфликт юрисдикций. Нынешние регламенты и правила САS не согласуются с международным типовым регламентом арбитражных разбирательств и типовым законом арбитража», — заявила она.

Поводом для этого высказывания стало мнение вице-президента Ассоциации адвокатов Индии Удэя Пракаша Варунджикара, озвученное 1 декабря 2017 года на IV Юридическом форуме стран БРИКС. 

Варунджикар назвал создание централизованного спортивного агентства стран БРИКС и подготовку спортивных стандартов обязательным шагом для международного спортивного права.

«Страны БРИКС на международных соревнованиях получают около 50% всего медального зачета. Мнение наших спортсменов должно учитываться. Почему эта организация находится в Лозанне, а не в наших странах? Подобные решения чреваты сложностями с политическим нейтралитетом и заинтересованностью», — полагает Варунджикар.

Одновременно с этим все громче звучат заявления спортсменов и экспертов из разных стран, недовольных методами работы Всемирного антидопингового агентства (ВАДА). Главная претензия заключается в том, что у ВАДА слишком много полномочий: сотрудники агентства сами определяют список запрещенных веществ, аккредитовывают лаборатории, определяют правила, по которым собираются допинг-пробы и т.д. Во избежание конфликта интересов и политизированных решений, считают специалисты, эти полномочия следует развести в независимые организации.

Нынешние противоречия между САS, МОК и ВАДА способны стать решающим поводом для начала внутренней трансформации одной из этих организаций. 

Разобраться в этом запутанном споре инстанций не просто даже профильным специалистам. Чтобы облегчить эту задачу нашим читателям, РАПСИ подготовило краткое описание действующей системы устройства международного спортивного правосудия. 

Три формы спортивного правосудия

Спортивное правосудие в современном мире существует в трех основных формах. В Европе принято направлять спортивные иски в единый арбитражный суд: сначала в национальный, затем в Международный. В США предпочтение отдается конкурентной системе локальных спортивных арбитражей. В менее развитых странах спортсмены решают свои профессиональные проблемы в судах общей юрисдикции.

Россия официально признает юрисдикцию Международного спортивного арбитражного суда в Лозанне

На Западе в последние двадцать лет прослеживается тенденция выделения спортивных конфликтов в особую форму правосудия, которое разбирает их в состязательном процессе, а не автоматическим подбором наиболее подходящей нормы регламента. Причем спортивные споры рассматривают не только специализированные третейские (арбитражные) суды, но и квазиюридические органы: комитеты, палаты, комиссии при спортивных федерациях и лигах.

Спортивный арбитраж

Национальный спортивный арбитраж (в т.ч. российский) разрешает споры субъектов спортивной деятельности, в том числе: споры, вытекающие из уставов, положений, правил, регламентов и иных документов, регулирующих правила проведения чемпионатов, первенств и иных соревнований; споры, связанные с определением статуса и порядка переходов спортсменов; споры, вытекающие из агентской деятельности; споры, возникающие из спонсорских контрактов; споры, связанные с правами на телетрансляцию спортивных мероприятий, а также любые иные споры, возникающие из договорных и других гражданских правоотношений в сфере физической культуры и спорта, если иное не установлено федеральным законом.

Все эти суды на международном уровне подчиняются Международному спортивному арбитражному совету, при котором был создан Международный спортивный арбитражный суд. Этот суд со штаб-квартирой в Лозанне уполномочен рассматривать все споры, возникающие в области спорта на международном уровне. В 1996 году были созданы отделения суда в США (Денвер, позднее перенесено в Нью-Йорк) и Австралии (Сидней).

Кроме того, на время проведения крупнейших регулярных соревнований создаются непостоянные трибуналы для ускоренного разрешения споров. С 1996 года — на Олимпийских играх, с 1998 года — на Играх Содружества, с 2000 года — на чемпионатах Европы по футболу, с 2006 года — на чемпионатах мира по футболу, с 2014 года — на Азиатских играх.

Последние годы прослеживалась тенденция передачи САS полномочий по рассмотрению дел, которые раньше пытались разбирать узкоспециализированные организации. Примером того, как САS превращается в единый судебный орган для всех спортивных конфликтов, может служить история неудачной попытки учреждения Международной футбольной арбитражной палаты. Это решение было принято на внеочередном Конгрессе ФИФА 7 июля 2001 года. МФАП должна была стать независимым арбитражным органом со своим регламентом, персоналом и инфраструктурой, призванным разрешать споры с футбольным элементом.

Однако вскоре стало очевидно, что ФИФА не укладывается в отведенные для этой цели сроки и бюджет. Уже через год создание МФАП в предложенном формате было признано невозможным и нецелесообразным. Президенту ФИФА поручили изыскать альтернативные пути для организации футбольного арбитража. Результатом этих «изысканий» стало соглашение о выделении в САS списка арбитров, специализирующихся на разрешении футбольных споров. 

Сегодня к компетенции спортивного арбитража относятся трудовые, дисциплинарные, квалификационные (судейские), трансферные, коммерческие споры. А также споры из нарушения допинговых правил, из нарушения регламентов соревнований, споры о компетенции.

CAS рассматривает как «коммерческие», так и «дисциплинарные» дела. Среди последних большую часть составляют споры о дисквалификациях, связанных с использованием допинга. 

Что особенно важно в контексте нынешних правовых противоречий между САS и ВАДА, соответствующие полномочия Спортивного арбитражного суда по оценке меры ответственности атлетов и тренеров за употребление допинга прописаны во Всемирном антидопинговом кодексе ВАДА. 

Проблемы спортивного правосудия

Главная проблема спортивного правосудия заключается в том, что большинство «коммерческих» споров САS рассматривает как суд первой инстанции, а «дисциплинарные» обычно попадают в арбитраж после того, как их рассмотрела предшествующая инстанция.

Обязательным условием рассмотрения спора в спортивном арбитражном суде является исчерпание заявителем всех правовых средств защиты своих нарушенных прав, предоставленных спортивной организацией, чьи решения или действия обжалуются. Это значит, что перед тем как попасть в специализированный суд, спортсмен обязан пройти разбирательство в согласительной комиссии, созданной при клубе, лиге или спортивной федерации.

Кроме того, по-прежнему сильно ограничивает правовую свободу спортсменов «арбитражная оговорка» — содержащееся в трудовом договоре соглашение сторон, предусматривающее возможность рассмотрения спора в САS (без наличия которой возбуждение дела в Спортивном арбитраже невозможно). Причем сама эта возможность может противоречить внутреннему законодательству, гражданско-правовому договору (например, рекламному контракту) или регламенту спортивных организаций, и в этом случае спортсмен лишается доступа к международному правосудию.

За годы своей работы Международный спортивный арбитражный суд не только урегулировал частные споры по всем возможным контекстам спортивного права, но и дал разъяснения по таким вопросам, как определение понятия контракта о спонсорстве, понятия «профессиональный спортивный журналист»… А главное – по вопросу участия спортсменов, к которым были применены санкции за употребление допинга, в Олимпийских играх. Поэтому в рамках традиционного права именно решение САS по применению этого вопроса на практике должно было бы быть наиболее влиятельным. 

Спортивное правосудие сегодня является одним из наиболее динамично развивающихся и перспективных направлений правовой и юридической мысли. Особый интерес спортивные суда вызывают благодаря своему специфическому статусу: номинально не подчиняясь национальным властям и международным организациям (в т.ч. и МОК), спортивные суды имеют возможность независимо исследовать главные правовые язвы современного мира (выходящие за пределы чисто спортивной тематики). В этой связи ограничение деятельности и сферы влияния САS может негативно сказаться и на эффективности развития гражданского правосудия. 

Родион Руднев

Источник: РАПСИ

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии.